26 апреля 1986 года в сознание, в память миллионов людей вошло слово «Чернобыль». 32 года прошло с той трагедии. 187 тысяч человек принимали участие в ликвидации последствий аварии, из них 2,5 тысячи туляков, в том числе и сотрудники Конструкторского бюро приборостроения.

В мае-июне 1986 года через горнило Чернобыля прошли и сотрудники Конструкторского бюро приборостроения. 21 человек. 5 мая 1986 года, на девятые cутки после чернобыльской трагедии, в ГУП «КБП» к академику А.Г. Шипунову обратился вице-президент Академии наук СССР академик Е.П. Велихов. Перед ликвидаторами стояли две самые насущные задачи. Первая — засыпка разрушенной поверхности реактора для исключения выброса радиоактивных веществ в атмосферу. Вторая — измерение температуры внутри разрушенного реактора, чтобы понять, существует ли опасность прожига подреакторных конструкций ядерным топливом. Для ее решения было необходимо сконструировать, изготовить и установить на завале четвертого блока ЧАЭС систему, которая была бы способна не только выдержать значительные температуры, но определить их величины и передать полученные данные на поверхность. Создать такую систему попросили туляков. 8 мая 1986 года в КБП издается приказ, согласно которому была организована круглосуточная работа всех служб. Начинали с нуля, поскольку известных, апробированных технических методов решения подобных проблем не существовало ни в нашей стране, ни за рубежом.

Уже 9 мая первая система с бортовой радиотелеметрической станцией, защищенной толстым слоем свинца, была отправлена в Чернобыль. Она предназначалась пока для измерения температуры на поверхности реактора. Вслед за этим началась одновременная работа над двумя системами: с кинетическим заглублением зонда и с копровой забивкой зонда для измерения температуры на большой глубине. Возглавлял разработку В.П.  Грязев. В ходе работ было изготовлено четыре системы.

После проведенных замеров  было развеяно двухмесячное опасение об угрозе разрушения дна реактора, которое могло привести к выходу неуправляемой реакции в грунт. Температурные показатели свидетельствовали о совершенно правильном и своевременном решении — сделанном ранее забросе в разрушенный реактор металлического свинца. 22 июня система измерения температуры была передана персоналу ЧАЭС. 24 июня с чувством выполненного долга бригада КБП отбыла домой.